Новости

Четверг, 16 Июнь 2016

Панамский канал расширили, а он оказался не нужен

Панамский канал расширили, а он оказался не нужен

Эксперты считают, что обновленный Панамский канал не перевернет мировую торговлю. На чем основывается такая оценка?

Россия мало заинтересована в расширении Панамского канала, полагают участники круглого стола «Обновленный Панамский канал: что ждет мировую торговлю», который прошел в пресс-центре МИА «Россия сегодня». По мнению экспертов, России лучше сосредоточиться на развитии собственных инфраструктурных проектов с целью стать по-настоящему транзитной страной.

 

Хотели как лучше…

На днях в СМИ прошла информация о том, что в конце июня состоится открытие новых судоходных шлюзов Панамского канала. Утверждают, что они будут лучше адаптированы под танкеры, перевозящие LNG (сжиженный газ), а пропускная способность канала удвоится. Пишут даже, что обновленный канал может «перекроить» мировую торговлю.

Однако эксперты не столь оптимистичны. По их мнению, эффект от модернизации канала не столько экономический, сколько геополитический.

— Основным смыслом Панамского канала всегда была доставка контейнеров из Китая на Восточное побережье США, — поделился своими мыслями советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ, руководитель департамента мировой экономики НИУ ВШЭ Леонид Григорьев. — Но при этом США получают геостратегическую возможность быстро доставлять нефть и газ из Мексиканского залива в любую точку мира.

По словам эксперта, транспортировать нефть из Персидского залива через Тихий океан и доставлять свой газ в Европу в целом Штатам обходится слишком дорого.

Панамский канал расширили, а он оказался не нужен?

Более того, важнейшим фактором последних лет стало падение роста мирового экспорта по сравнению с увеличением мирового ВВП, которое зафиксировали впервые после окончания Второй мировой войны. У Китая, кстати, экспорт падает с начала 2015 года. На этом фоне модернизация канала не выглядит столь впечатляющей.

— Панамский канал — совершенно замечательное произведение технической мысли, но он не меняет основные коммерческие потоки, учитывая изменившуюся ситуацию на рынке, — заключает Леонид Григорьев.

С ним согласен и руководитель группы исследований мировой экономики Центра экономического анализа и краткосрочного прогнозирования Александр Апокин. По его мнению, есть серьезные сомнения в том, что Панамский канал сможет в ближайшее время генерировать новые доходы и сохранять темпы роста перевозок.

— Расширение канала закладывалось в 2006 году на пике бума с предпосылкой, что в ближайшие лет 20 перевозки будут расти на 3—3,5% в год, — напоминает эксперт. — Однако ситуация на рынке изменилась, а новые тренды могут повлиять и на товарооборот контейнерных перевозок.

По словам аналитика, в последнее десятилетие по отношению к тенденциям 70-х годов прошлого столетия товарное производство развернулось практически в обратном направлении.

Панамский канал расширили, а он оказался не нужен?

Еще недавно производство выносилось в страны с дешевой рабочей силой. Поэтому вся легкая промышленность, а за ней и среднее машиностроение «уехали» из США в Китай и Юго-Восточную Азию. В результате именно контейнерные перевозки генерировали основную часть загрузки Панамского канала.

Сегодня же есть серьезные основания полагать, что через 10—15 лет этот поток существенно изменится в пользу сырья и товаров с низкой добавленной стоимостью. Технологии, связанные с роботизацией, 3D принтингом и пр., в значительной степени снижают потребность в дешевой рабочей силе.

— Поэтому когда мы говорим про рост товарооборота Панамского канала, нужно понимать, что в перспективе возможность, например, печатать дешевую одежду на принтере снизит необходимость тех же контейнерных перевозок, — считает Александр Апокин.

 

Дублер не нужен?

В этой связи уместно вспомнить еще об одном крупном проекте, который также в последнее время обсуждается в экспертном сообществе. Речь идет о строительстве Никарагуанского канала как альтернативы Панамскому.

Работы в Никарагуа могут начаться уже в конце нынешнего года. Планируется, что канал длиной в 280 км, глубиной около 27 м и шириной в 226—530 м обойдется китайским инвесторам в $40 млрд. Он может оттянуть на себя около 4% международного оборота морских грузоперевозок. В СМИ проходила информация, что в строительстве и обслуживании  канала может принять участие и Россия.

— Я считаю, что строительство канала в Никарагуа — это фантастика, не имеющая отношения к действительности, — сказал «Строительству.RU» заведующий кафедрой международных организаций и мировых политических процессов МГУ Андрей Сидоров. Строить сейчас в Южной Америке еще один канал, дублер Панамского, есть смысл, только если нужно там что-то закопать...

По словам г-на Сидорова, у китайцев скопилось слишком много золотовалютных резервов, и они начинают создавать проблемы. Однако у Поднебесной есть более ясные интересы на Евразийском континенте, китайцы активно осваивают Африку, Ближний Восток, Австралию. В общем, им есть куда зарыть свои денежки.

Что же касается роли России в этом процессе, то, по мнению эксперта, ни расширение Панамского канала, ни строительство Никарагуанского для нашей страны большого значения не имеет. Нам гораздо важнее создать современные транспортные магистрали на собственной территории. А это сейчас не очень получается.

— Надо заново освоить Северный морской путь, модернизировать Транссиб, БАМ-2, иначе китайские караваны пойдут в обход России, через Центральную Азию, — поясняет Андрей Сидоров. — Очень важно достроить нашу портовую инфраструктуру на Балтике, чтобы значительную часть грузов из портов прибалтийских стран перебросить в российские морские терминалы. А в то, что российские суда хороводом пойдут через Панамский канал, верится с трудом.

А вот у старшего научного сотрудника Института Латинской Америки РАН, эксперта Российского совета по международным делам Эдуарда Белого другая точка зрения. По его мнению, в Никарагуа с завистью смотрят на доходы Панамы, и местное руководство активно выступает двигателем этого процесса, привлекая к сотрудничеству Россию как своего давнего и проверенного партнера.

— Я согласен с тем, что в строительстве Никарагуанского канала нет большого экономического смысла, — признает г-н Белый и добавляет: — Но с точки зрения геополитики, создать проблемы США, дать новые опции России, на мой взгляд, имеет смысл. Другой вопрос, будут ли в США молча наблюдать за развитием процесса.

 

Время покажет

Конечно, рассуждать о том, какую сиюминутную выгоду принесет строительство столь крупных инфраструктурных сооружений — дело заведомо проигрышное.

Говорят, большое видится на расстоянии. Сейчас много пишут о том, что Тихий океан способен стать Средиземноморьем XXI века, и в этой связи появление в Никарагуа более широкого и глубокого канала, построенного фактически на средства китайских меценатов, может быть в долгосрочной перспективе весьма кстати.

— Представьте себе канал, по которому могут ходить яхты, круизные корабли. Такое сооружение может резко расширить тихоокеанский туризм, — позволяет себе помечтать Леонид Григорьев. — Это вполне может оказаться жизненной историей. Но явно не завтра...

 

Сетевое издание «Строительство.RU»